Родителям восьмилетних детей
     
 
Родителям восьмилетних детей



МЫ, СЕМЬЯ ЕГИДЕСОВ (А.П., ЕЛЕНА, ИХ  ВОСЬМИЛЕТНЯЯ ДОЧЬ КАТЯ), ПРИГЛАШАЕМ УВЛЕЧЕННЫХ РОДИТЕЛЕЙ И ИХ ВОСЬМИЛЕТНИХ (ПРИБЛИЗИТЕЛЬНО) ДЕТЕЙ ДРУЖИТЬ СЕМЬЯМИ

Вместе с Еленой Егидес (моя жена и соавтор по книге «Лабиринты мышления, или учеными не рождаются» (АСТ-ПРЕСС, 2004, 2006) я приглашаю родителей и их восьмихлетних детей дружить семьями.
У нас есть опыт занятий с детьми дошкольного возраста. Мы проводили занятия с детьми  по развитию творческого мышления, слушательской музыкальной культуры, по освоению литературного наследия человечества. 
  Моей дочери Кате Егидес – восемь
И она будет принимать участие в занятиях. Мы даем здесь фото Кати. И приведем что-то из ее словотворчества.

 

 

- Семятый. (по аналогии с «пятый», но от слова «семь»).

- Дай мне остытый кофе.

- Не бойся, спички не зажёганные.

- Папа давает Геле картошные котлетки.

- По этому брёвну.

- Смотри, какой обдуванчик.

- Ходение.

- Давай до леса доберемся бежком.

- Я у бабушки сночую. 

  

       Катю мы не водим в школу. Мы ее воспитываем и обучаем  сами. Частично это восполняется тем, что она занимается в подготовительной группе Московской государственной академии хореографии (МГАХ) - около метро Фрунзенская.

 

Кроме того, она фундаментально учится во втором классе музыкальной школы им. М.И. Глинки.

   

 И там, и там она на хорошем счету.  

 

            Все это мило... но мало. Вот мы и решили расширить возможности. Поэтому и приглашаем к родите-льскому сотрудничеству. У детей сложится круг друзей, так сказать,"своего морального

 профсоюза".

    Заниматься с детьми можно пооче-редно в квартирах участников родительского союза, в том числе, в нашей. У нас есть и дача, относительно близко: 65 км от МКАД по Ново-Рязанскому шоссе. В садовом товариществе. Там хорошо летом, и можно выезжать с детьми на пикники.

 

 

 

         Принципы работы с детьми просты и соответствуют гуманистической психологии. Ребенок - субъект, а не объект. Его не наказывают, и ему не запрещают. Нежелательное действие ребенка прекращается переключением его внимания. Занятия проводятся в игровой форме. Во время чтения поясняются новые слова. Чтение дополняется рассказами по ассоциациям в разных направлениях. Параллельно уделяем внимание орфографически трудным словам. 


Мы развиваем не силу мышц, а силу мышления. Мы не против физкультуры, мы – за нее. Настолько за, что наша Катя до МГАХ ходила на занятия по художественной гимнастике в Дворец детского спорта. И именно там в рекламном объявлении я увидел словосочетание «сильное мышление». Мне оно понравилось; к сожалению, в этом объявлении нет имен психологов, но я с благодарностью их цитирую. Мне показалось это знаменательным. Спорт и сильное мышление... Я думаю, что к спорту в обществе внимание преувеличенное. Нужна физкультура, а не спорт с его сантиметрами и секундами. И вместе с силой мышц надо развивать мышление и нравственность.

Сила мышления ребенка, в том числе, в том, как он связывает слова. Катя знает, что собак – свора, что птиц и волков – стая, что коров – стадо, лошадей - табун, пчёл - рой, овец - отара, а людей - группа. Катя с ее четырех лет знает, что птицы могут быть хищные и нехищные, отнесет соловья и канарейку к певчим птицам, а утку – к водоплавающим.

Дети из группы

«художественной гимнастики» после первых наших занятий говорили мне:

- Давайте поиграем в «дома».

Это значило, что они соревновались (но это другое соревнование, не за сантиметры и секунды) в том, кто больше назовет свойств домов:

- Дома бывают деревянные и кирпичные…
- Дома бывают одноэтажные, двухэтажные, многоэтажные, небоскребы.
- А я видела дом барачного типа…

- А я видела дом с архитектурными украшениями в стиле барокко, так мама говорила…

- А еще бывают дома жилые…

- А нежилые дома бывают?

 

Вот так развивается сильное мышление. Складывать буквы в слоги, а слоги в слова, – это тоже мило, но мало. В компьютерной игре надо грибочек поместить в коричневую корзинку, а клубнику в красную. И это мило, но мало. Ребенок должен собрать мозаичную картинку -  мило, но мало. Я же в своих занятиях с детьми  добиваюсь того, чего добился от своих студентов-третьекурсников. Чем больше ребенок понимает в соотношениях понятий, тем он умнее. Смотрите подробнее об этом в нашей с Леной книге "Лабиринты мышления, или Учеными не родаются" (АСТ пресс 2004, 2006). Разумеется, весь материал будет адаптирован к психике восьмилетнего ребенка.

Мы слушаем музыку, но не специально, а исподволь. И вот уже Катя кричит мне:

- Поставь детскую кассету, а Бетховена мы будем слушать вместе потом.
Она узнаёт и подпевает сложные музыкальные произведения. Это развивается слушательская культура.

Мы много занимаемся красками. Я не учу рисовать рыбок и птичек. Это они сами сообразят. А вот разводить гуашь, брать ее кисточкой и наносить на картонку так, чтобы не растекалось, провести кистью линию или пунктирно, капельками – это наше. Тут и творчество ребенка и радость по этому поводу.

       Мы учим родителей  восхи-щаться ребенком… Оттенки у восхищения разные.
- Катя, как это у тебя получилось?

- Катя, ты волшебная.

- Катя, спасибо, что ты выбрала нас в родители.

- Пап, посмотри на новые Катины рисунки.
Если что-то нам не нравится, мы об этом не говорим, а нравится если – то откровенно радуемся.

Кате прочитаны книги об аленьком цветочке, черной курице, белом пуделе.  "Остров сокровищ", "Таинственный остров",  "Принц и нищий", "Том Сойер" - это тоже уже наше.  О Карлсоне и малыше я уже не говорю. Но книги эти не просто прочитаны, а проработаны. В семилетнем возрасте Катя показывала на глобусе мыс Горн и мыс Доброй Надежды. Она знает имя няни Гулливера из «Путешествия в страну великанов». Ну-ка, папы и мамы, вспомните, как ее звали...   и попробуйте произнести ее имя скороговоркой: Глюмдальклич. Сейчас мы работаем над пониманием, этимологией и написанием трудных слов, которые входят в лексикон интеллигентного человека: прецедент, инцидент, коллаборационизм. периферия, интеллигенция, интеллект, импресарио (кстати, с одним «с»), импрессионизм (а вот тут два «с»)... ... ...

 

Книжки детям буду читать я сам. И включать в них рассуждения о нравственных и безнравственных вещах, расширять лекcику, углублять понимание мира.

Я   не считаю, что Катя у нас – ребенок с какими-то сверхспособностями.  Способности у нее просто хорошие. Но мы стараемся их развивать по максимуму.  Родители, присоединяйтесь. Получится психолого-педагогическая книга. Это не наша работа. Это наше душевное бытие. Поэтому здесь исключены финансовые  расчеты.

 

***

 Мы с Катей иногда сочиняем. Что-то среднее между сказками и фэнтези. Сочиняем так: Катя что-то рассказывает, я тут же набрасываю. Я что-то написал, читаю вслух. Катя реагирует: смеется, хмурится, вставляет свои наблюдения. Я все это отмечаю, записываю ее дополнения, обрабатываю, вставляю. Роль Кати здесь велика, хотя, конечно, без меня она написала бы иначе. Короче, пишем мы вместе. Есть у нас кошка, которую мы незатейливо назвали  Кскс, и английский кокер-спаниель, которую мы тоже не очень затейливо назвали Чапа.  В наших фэнтези - они главные герои. Ну, с Богом!

 

 

***

 

Чапа  наклонилась к Кс-кс и задумчиво сказала:

-  Они думают, что одни они умные… В школах учатся, нас дрессируют...

- Ну, так ведь и дрессируют же. Мы, кошки, как говорит  клоун-дрессировщик Куклачев, меньше поддаемся дрессуре, чем вы, собаки. Мы ходим сами по себе. Хочу мышку принесу и положу на подушку.

- Ну да, и тебе кажется, что дохлая мышка на подушке по душе хозяевам, что она им так же приятна, как живая теплая и мурлыкающая кошка… - иронично сказала Чапа и сладостно зевнула.

-  Ну, я же этим показываю, что всегда готова их накормить. А они мне -молочка. Это же обмен без обмана, как часто говорит  Папа. 

- Как сказать, без обмана… - возразила Чапа. - Молочко-то ты пьешь с превеликим своим удовольствием, а дохлая мышка умиления у них не вызовет, – снова, но теперь уже лениво зевнула Чапа.  – Так что обман, май дарлинг, – когда ирония Чапы становилась особенно язвительной, она переходила на английский (она же английский кокер-спаниель).

 

Кскс задумалась. Мысль Чапы, с виду парадоксальная, показалась ей очень точной.  Положенную у порога или сразу за порогом задушенную мышку хозяева, как ни странно, не съедали, а куда-то убирали. Может быть, в холодильник, чтобы съесть потом? Но вот однажды Кскс увидела принесенную ею мышку на помойке. Кскс сначала обиделась, ведь она так старалась выбрать мышку пожирнее. Потом она подумала, что это недоразумение. И тогда она решила следующую вполне приличную мышку положить, как это было задумано, на подушку. Окажись мышка прямо около рта – съедят, никуда не денутся и будут ей давать побольше молочка. А оно вкусненькое, нежное, грызть не надо, само льется в горлышко, только проглатывай.

Но и мышку, положенную на подушку хозяева тоже не захотели принять в дар. Наоборот, Мама взяла ее пинцетом за хвост и выбросила на глазах Кскс в помойное ведро. "Да, Чапа  все же дело говорила – подумала Кскс. Видно, собаки умнее все-таки нас, кошек.

- Чапа, а что...  ты думаешь, что ты умнее даже  Папы?

- Ну, умнее – не умнее... но умнее, чем Папа и Мама думают обо мне … - Поясни, что-то не очень понятно… - Кскс мяукнула и сложила хвост возле своего холеного животика.

Чапа почесала правой задней лапой затылок за длинным вислым ухом  и вспомнила, как она Папой и Мамой  стала управлять. И рассказала об этом Кскс. А было это так.

Папа говорил ей «сидеть». Она садилась. И Папа давал ей кусочек… Обычно Папа ворчал, если Катя и Мама кормили ее ветчиной («Я не хочу работать на собаку» - сердился обычно Папа). А тут, на тебе, сам давал ветчину. Но по крохотному кусочку. Чапа заметила про себя, что если бы она кормила Папу, то давала бы куски ветчины, а не кусочки. Ну ладно, они, люди, все жадные на удовольствия, себе приберегают, делиться не хотят. Но Чапа придумала. Когда Папа и вовсе не собирался ее дрессировать, она подошла к нему, поюлила, поюркала и как бы невзначай села в ту позу, за которую папа давал ей кусочек ветчинки. И вдруг Папа  восхищенно крикнул Маме, чтобы она нарезала помельче и побольше ветчинки для дрессировки. И дал Чапе махонький, но вполне аппетитный кусочек. Чапа подпрыгнула за ним, поймала на лету брошенный кусочек. И тут же снова села в требуемую Папой позу. Получила кусочек. Снова села в позу. Получила кусочек ветчинки…И села в позу .  Ну и так далее… Папа скормил всю заготовленную для дрессировки ветчину… А потом Чапа сама становилась на задние лапы перед Мамой, а передние подгибала так, что лохмоточки свешивались вниз. И вот уже Мама кричит Кате, чтобы она дала кусочек ветчины. Он был побольше этот кусочек, чем Папины кусочки. А Чапа все становилась на задние лапки, пока ей не скормили всю ветчину.

После того, как Чапа рассказала все это Кскс, она торжественно ее спросила:

- Ну, так как? Кто кого дрессировал?

- Ну, Чап, ты гениальная. А я за моих мышек  не то, что молочка не получила, а вообще, фигурально выражаясь, можно сказать, подзатыльников мне надавали.

 

 

***

 

Про Чапу и Кскс мы с Катей выложим в этой рубрике еще много чего. Но я тороплюсь поделиться и другим направлением нашего совместного творчества.  Я хочу, чтобы Катя проделала более интенсивное нравственное саморазвитие. Нам мало готовых мультфильмов и прочитанных классических сказок. «Золушка», "Снежная королева", "Робинзон Крузо" - все это, конечно, наше. Но это несовременный материал. В них есть не все, что нам надо. Кроме того,  важно, чтобы сказку сочинили мы сами вместе с Катей,  сказку, которая нужна именно ей, сказку для нее и на самом деле про нее.  И важнее всего, чтобы в контекст сказки вошли наши собственные переживания. Сейчас мы выложим здесь три из этих сказок. Две из них вошли в текст моей книги "Учебник семейных отношений, или Брак без брака". Первая называется

 

Всё есть, но никого нет

 

Жила была девочка, которую звали Катя… Ну да, так же, как и тебя. Ты же не единственная Катя на свете. Есть еще Кати. Ну, так вот. Эта Катя была девочка капризная. Игрушки разбрасывала, маме помогать отказывалась. Хочу эту игрушку – и на весь магазин поднимался такой рёв, что все люди бросали покупать то, что им было надо. И смотрели только на Катю. И думали: что же это за девочка такая, красивая, похожа на Златовласку, и мама и папа у нее хорошие, а она плачет. А однажды, когда Юлька, дочка маминой подруги Нади пришла к ней в гости, Катя не дала ей поиграть мячиком – это ведь был мячик для художественной гимнастики. Но Юльке именно поэтому и хотелось им поиграть.

И вот проснулась Катя однажды. Она подумала, что это дома. И на самом деле все было, как дома. Только в доме начались прямо-таки чудеса. Стоит ей подумать о кукле, которую она выпрашивала у папы, чтобы он купил ее в магазине - и кукла тут же около нее сидит. Захотела мармеладку, похожую на длинного крокодильчика зелененького – и крокодильчик сам ползет к ней в рот. И большая-пребольшая мохнатая обезьяна обнимает Катю. Такая игрушка в магазине была, но мама не смогла купить, потому что обезьяна слишком дорого стоила.
Катя крикнула:

- Мам, иди сюда, смотри какая обезьяна, я такую хотела, ты не купила, а она есть у меня.
Но мама не откликнулась. Тогда Катя позвала папу:

- Пап, посмотри, какая обезьяна, мама мне не хотела ее купить, а она сама ко мне прибежала.
Но и папа куда-то подевался. Молчит, а обычно сразу откликается. Катя в одну комнату, в другую – никого. Игрушек много. А людей нет. И даже папы с мамой нет. Катя пошла на кухню. Там много всякой вкуснятины. Открыла холодильник, взяла чупа-чупс. Потом отрезала кусочек ветчины. Снова кликнула:
- Мама. Папа. Баба. Еся.
Но ответом ей было полное молчание. Катя совсем испугалась. Получалось, что всё есть, но никого нет. Катя не на шутку испугалась, стала плакать. Ей не хотелось уже игрушек. А мама с папой и даже Еська с бабушкой – куда-то исчезли. И так горько плакала Катя, что не заметила, как заснула.
Проснулась. Большой мохнатой обезьяны-игрушки нет, и куклы нет. И мармеладок-крокодильчиков нет. Но слышит, как на кухне тихо что-то говорит телевизор. Это мама готовит овсянку. А папа сидит за компьютером, дописывает статью. У Кати отлегло от сердца. Не нужны мне большие игрушки, пусть только мама с папой будут дома.
Катя рассказала маме о том, что она пережила. Мама обняла Катю и сказала: «Да, и я иногда попадала на такой остров и тоже скорей-скорей просилась домой». Катя обняла маму, поцеловала папу, позвонила по телефону и позвала в гости Юльку. А тут и бабушка с Еськой пришли. И все сразу стало на свои места. Катя со слезами на глазах сказала:

- Пусть будут дома все, и пусть ничего не будет, даже любимых игрушек.

- Ну, что совсем ничего -  это ты преувеличила – вступил в разговор папа. Самые любимые игрушки, которыми ты играешь, - пусть останутся; а лишь бы больше было – вот это не надо.

 

***

 

 Муравей и гусеница

 

Жил-был муравей. Однажды он быстро полз по соломинке, не удержался, свалился с нее и сильно ушибся. Соломинка-то была очень высоко.И у него оказались ушиблены три ножки. Из шести… Так что теперь он мог ползти только очень медленно. Он боялся, если будет ползти быстро, то он снова упадет и  по повредит другие ноги. А все его родственники-муравьи были уже дома. И вот он тащится едва-едва и печалится: домой он попадет поздно. И никто из его семьи не может ему помочь.  Как вдруг он увидел рядом мохнатенькую гусеницу. Она была большая, и у нее было 17 ног. Вообще-то их должно было быть 18. Но одну ножку ей повредил жук-рогач. Это было давно, ей тогда  было больно, а теперь она уже выздоровела.

Гусеница увидела нашего муравья и вспомнила, как ей было плохо. И она посочувствовала муравью.

- Куда ты ползешь? – спросила муравья гусеница.

- Да вот никак не могу добраться до дому… - грустно ответил ей муравей – он еле подволакивал ноги, и голос его дрожал.

Гусеница сказала:

- Давай знакомиться… Меня зовут Мохнатка. А тебя как?

- А меня… меня теперь можно звать Триножек… - с печальным юмором  продолжал переживать за себя муравей.

- Ты выздоровеешь, не волнуйся.  Мне тоже, помню, было тяжко, когда я почувствовала рог жука на моей ноге. А сейчас, давай, я тебе помогу.

- Да, - сказал муравей, - у тебя была повреждена всего одна нога из 18-ти, а у меня – целых три… и из шести…

- Ну, так я тебя на своих 17-ти ногах живо домчу до дому. Садись на меня.

Муравей заполз к ней на спину и уцепился за ворсинки. Гусеница быстро поползла. Дома в муравейнике его встретили братья и сестры. Заохали, заахали. Благодарили добрую Мохнатку. Угостили ее и приглашали еще в гости. Но скоро настало время, когда ей надо было стать коконом. А для того, чтобы закутаться, ей нужна была именно та ножка, которую поранил жук-рогач.  Гусеница приползла к муравьям. Объяснила в чем дело, и тогда выздоровевший Триножек попросил своих собратьев помочь ей. Они со всех сторон облепили гусеницу, стали ее катить, и она закутывалась в свои ниточки. Когда кокон был готов, вся ватага муравьев подтянула его к веточке и закрепила   на ней. Прошло время, и вот из кокона вылетела красивая большая бабочка. Она села около  муравейника, помахала крылышками и взлетела. Покружилась немного над муравейником, поблагодарила своего друга Триножека и всех других муравьев и улетела высоко в небо. А все муравьи любовались ею.

 

 

 

***

 

А вот сказка, пока нигде не опубикованная. Написана после издания моих книг. Она апробирована на нескольких подружках Кати. Ну, если не слез, то очень сосредоточенного слушания с их стороны мы добились. Болезненного птенчика-девочку Катя придумала назвать Чарова - от слова "очаровательная". Итак,

 

                     Очаровательная Чарова

 

 

В гнезде уже было тесно, потому что из скорлупы вылезли Чет и Чут, а за ними – Лека и Лука. Они неимоверно пищали, требуя мошек. Может быть, поэтому Чарова не спешила пробивать дырочку в скорлупке-домике, где было тоже не просторно, но все же это был ее домик. Все-таки  интерес, а что там, за стенками, за скорлупкой, взял свое. И она начала тихохонько стучать клювиком изнутри. Мама птенцов поняла, что Чарова готова приобщиться к своим братьям и сестрам, и одним ударом своего сильного клюва расколола скорлупку Чаровы пополам. Но как только это произошло, на Чарову нашел какой-то страх, а птенчики-родственники стали жутко толкаться, и сдвигали ее к краю гнезда. Они были маленькие и нахальные. Но она была меньше всех и ни сил, ни нахальства у нее не хватало. Мама не забывала давать Чарове мотыльков, но все же разинутые рты Чета и Чута, Леки и Луки и их требовательный писк заставляли ее кормить больше их.

Они росли не по дням, а по часам. А Чарова оставалась меньше их, хотя тоже росла. У нее были слабенькие ножки и крылышки. И она не могла заглянуть за край гнезда. Поэтому и глазки у нее хуже видели.

 

Мама с папой посоветовались с умным вороном, который носил очки. И когда они спросили, что же делать, ворон сразу без обиняков сказал, что ей нужны очки. Ну, что ж, очки так очки. Родители слетали в аптеку и купили Чарове очки. А ворон Абрахас (ну, да, из другой сказки, что же тут такого) стал учить Чарову читать. Сначала буквы, потом, слоги, потом слова… И вот, когда Чарова стала понимать фразы, она долгое время проводила за чтением. И становилась всё умнее и умнее. Она обогнала в своем развитии своих "одноклассников". Прочла о разных далеких странах, о теплых краях, куда птицы летают перезимовать. Но не только. Она читала и о том, что было вокруг. Про мошек, которыми кормили птенцов родители, про муравьев, которые и летать-то не умеют, а ползают по земле. Она видела на картинках мышек, кротов и даже котов. А коты, как оказывается, опасны, потому что они, хотя и не летают, но острыми когтями цепляются за стволы деревьев и могут добраться до гнезда. Чарова рассказывала об этом Леке, Луке, Чету и Чуту…

 

И вот однажды Чут вдруг увидел кота Мура. Громко чирикнул. На его чириканье слетелась вся стая и крыльями, клювами, когтистыми лапками так напугала Мура, что он надолго позабыл дорогу к гнезду. Чарова узнала о кошках из книг, которые ей дал почитать ворон Абрахас. И если бы она не рассказала Чуту о котах, то, возможно, это было бы последнее знакомство Чута с миром других животных. Чут раньше презирал Чарову за то, что она не видела ничего дальше своего клюва. Но теперь вынужден был признать, что она из книг узнала много полезного, чего другие птенцы и даже родители могли не знать. Ведь у них был только их собственный опыт. А Чарова много чего знала уже из книг. И когда Чет начал было по своему обыкновению подтрунивать над ее близорукостью, Чут предупредительно клюнул его в затылок (можете считать это птичьим подзатыльником). Он сказал, что Чарова не только не достойна осмеяния, но достойна уважения. Чет щелкнул клювиком в знак согласия. А попробуй не согласись – получишь еще один подзатыльник.

 

К гнезду стали прилетать птенцы с других деревьев, ведь у них уже окрепли крылышки. Лека и Лука тоже уже могли путешествовать к другим гнездам, они-то и пригласили любопытных птенцов. А Чарова еще не могла летать. Но гости слушали ее рассказы о других птицах, о летучих мышах, которые не птицы, а мыши, но тоже с крыльями – смешно ведь – ну и о многом другом. И у нее не было недостатка в собеседниках.

 

И вот однажды один подросток-птенец из соседского гнезда сказал ей, что она очаровательна, и что очки ее вовсе не портят, как говорила все время Лека, а даже украшают ее. Они оправа для ее ума. И Горд – так звали нового знакомого – принес ей мотылька, которого сам поймал. Все птенцы вокруг стали звать Чарову Очаровательной – Горд пользовался авторитетом. И спорить с ним было опасно. Можно было схлопотать подзатыльник от Горда. Он взял ее под защиту. Они подолгу засиживались вместе за книгами. Чарова читала ему, а он запоминал услышанное с пользой для себя и для других.

 

Вскоре Очаровательная Чарова окрепла и стала делать вылеты из гнезда вместе с Гордом. И Лека с Лукой даже стали ей завидовать. А Чет и Чут гордились своей сестрой.

 

Когда Горд и Очаровательная Чарова подросли, и настало время лететь на Юг, Горд объявил своим родителям, что он полетит с семьей Чаровы, потому что любит ее и хочет на ней жениться. Родители Горда одобрили выбор сына. Они сказали ему, что ценят ум Чаровы, что он придает ей очарование. И перед вылетом подарили ей красивые очки.

 

Нечего, конечно, и говорить, что по возвращении с Юга Чарова и Горд поженились и вывели своих птенцов. Птенцы были сильными, как их отец Горд, и умными, как их мама Очаровательная Чарова.

 

 

 

*** 

  

Дополнительная информация через
e-mail: AEgides@newmail.ru

и по телефонам:

354 – 70- 61
8-916-240-35-31

Звоните нам в разное время, когда застанете Обзор обновленного Azino888. .

 

 
ПОИСК ПО САЙТУ
НОВОСТИ
17.01.2011
На сайте открылся форум, где Вы можете почитать мои новые статьи и обсудить их. Там же Вы можете задать мне свои вопросы. Далее

1.9.2007
Много разных увлечений сменилось в деле образования. В «лихие девяностые» стало модно поступать в экономические и юридические вузы. Но сейчас среди их выпускников уже царит конкуренция. Почти заполнена также ниша, за которой закрепилась краткая и емкая аббревиатура «Пи-Ар». Но время – вперед. Создано новое интересное направление – конфликтология... Далее



МОИ АФОРИЗМЫ
Всё это шито-крыто белыми нитками.

Следующий
Все афоризмы
АНОНСЫ
КОНТАКТЫ
e-mail: Aegides@newmail.ru
тел.: (495) 354–70-61
(916) 240–35-31
Звоните нам в разное время, когда застанете